• twitter
  • facebook
  • livejournal
  • vkontakte
  • youtube
  • instagram
  • soundcloud

АУ, «неправильные пчелки»!

Андрей Остров

Больницы школы и сады могут тратить сколько захотят, но пока не могут

Один уже покойный, царство небесное, томский чиновник в 90-е годы как-то признался в порыве откровенности, что будучи начальником департамента много не своруешь. Вот главный врач в больнице или директор школы!

Сегодня приходится признать, что покойный предвидел будущее.

Когда принимали законы о контрактной системе в государственных закупках — теперь это знаменитый 44-й ФЗ — законодатели ставили своей целью искоренить коррупцию в бюджетной сфере и снизить бюджетные расходы, приобретая товары и услуги у того, кто предложит меньшую цену.

Ведь что было до принятия закона? Если в больнице надо перекрыть крышу, главный врач единолично решал, кто это сделает за бюджетные деньги. Все, конечно, зависело от личности главного врача, но в начале «нулевых» галстуки под белыми халатами часто стоили больше, чем была зарплата медсестры. Закон о госзакупках, конечно, пресек эту «вахканалию», как говаривал один персонаж. Но.

Сразу же выяснилось, что закон работает плохо: процедуры конкурсов стали длительными и сильно бюрократизированными. Помню, как первый «губернаторский набор новорожденным», комплект пеленок и одеялок, родившие в январе молодые мамы получили только в апреле. Что вы хотите? Шел конкурс, определяли поставщика, потом ждали поставок…

На аукционах стали побеждать предприятия с низкими ценами, но и с откровенно плохими товарами и услугами. Иногда у предприятия-победителя аукциона даже не было ни товаров, ни услуг. Оно просто побеждало в конкурсе, чтобы потом нанимать субподрядчиков, оставляя себе приличную маржу «на жизнь». Или выставлялось на конкурс, чтобы потом шантажировать реальных участников: дайте денег, и я уйду с конкурса.

Закон стали совершенствовать: усложнять технические задания, разрешать в отдельных случаях (например у условиях ЧС) закупки у единственного поставщика… Когда затопило Черную Речку, некогда было проводить конкурс на закупку всего необходимого для жителей.

Но и чиновники, естественно, стали приспосабливаться. Бывали такие технические задания, с такими характеристиками, что в имени победителя можно было не сомневаться. Например, одним из условий получения госконтракта выступало нахождение предприятия по адресу, где предприятие, собственно, и находилось. Типа: «Поставку молока должно осуществлять предприятие, находящееся по адресу Садовая, 12». На Садовой, 12, очень кстати находилось ООО «Коровкина милость», которое там всю жизнь и работало.

Повсеместно стали разбивать крупные госзакупки на более мелкие лоты до 100 тысяч рублей. На такие суммы можно отовариваться без конкурсных процедур. Но все это было хлопотно, мелко и недостойно высокого звания российского чиновника. К тому же прокуратура, суд, Сибирь — это все рядом.

Сегодня снова, вслед за покойным, приходится констатировать: будучи чиновником, много не своруешь.

Потрясающие возможности открылись у директоров бюджетных автономных учреждений. Звучит непонятно, но руководители больниц, школ, домов культуры, детских школ искусств разобрались на удивление быстро.

В середине «нулевых» для пущей самостоятельности бюджетных учреждений «в сфере науки, образования, здравоохранения, культуры, СМИ, социальной защиты, занятости населения, физкультуры и спорта, а также в сфере экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий, тушении лесных пожаров, предоставлении государственных и муниципальных услуг в многофункциональных центрах…» — то есть фактически во всех бюджетных отраслях учреждениям разрешили стать автономными.

Главное отличие АУ: они ведут самостоятельную финансово-хозяйственную деятельность. Имеют свой счет в банке, могут брать кредиты, оказывать платные услуги, но, самое главное, могут создать свой наблюдательный совет, который одобряет положение о закупках данного АУ.

Создав свое собственное положение о закупках, автономные учреждения получали право фактически бесконтрольно тратить не только свои заработанные, но и перечисленные государством бюджетные деньги, не руководствуясь строгими процедурами федерального закона № 44.

Наблюдательные советы были созданы, положения разработаны, и закупки у единственного поставщика теперь не ограничиваются 100 тысячами рублей.

Вот данные томского управления ФАС.

Самые скромные — это северские школы №№ 85 и 99. Могут тратить до миллиона рублей.

У школ областного центра другие аппетиты — до трех миллионов рублей. Это СОШ №№ 16, 40, 34, гимназия № 6. Не хочет отставать от городских школ Кожевниковская СОШ № 1 — тоже три миллиона рублей

МАУ «Центр культуры Зырянского района» и «Зырянская детская школа искусств» могут зараз оставить в кармане единственного поставщика до пяти миллионов рублей. Я думаю, у них и положения о закупках под копирку написаны.

Но дальше всех пошли в Асиновском районе.

Межпоселенческий центр народного творчества и культурно-спортивной деятельности — пять миллионов рублей. Имущественное казначейство — десять миллионов рублей.

И ягодка на торте. Введенный в эксплуатацию в декабре 2015 года МАДОУ «Детский сад № 2 «Пчелка» может закупать услуги у единственного поставщика без проведения конкурсных процедур на сумму до 115 (!) миллионов рублей. Конечно, там схема понятная: ООО «Асиножилстрой» за счет своих средство построило объект, его надо было выкупать и ставить на муниципальный баланс. Но сам разброс в суммах закупок ясно дает понять: сколько захочет АУ, столько и потратит у единственного поставщика, не особо заботясь о развитии конкуренции и искоренении коррупции. Вода дырочку найдет, говорит наш народ, и он опять прав.

Я далек от мысли, что все директора бюджетных автономных учреждений повязаны коррупционными связями со своими единственными поставщиками. Более того, я думаю, положение о закупках существенно упростило им хозяйственную деятельность, ликвидировав многочисленные, долгие и бестолковые процедуры конкурсов. Но давайте честно признаемся себе: если дырка в заборе есть, рано или поздно через нее потащат все кому не лень.

Нельзя сказать, что законодатели не заметили этой дыры в законе. Год назад Министерство экономического развития разработало, а Правительство РФ внесло в Госдуму закон, который возвращал автономные учреждения в жестковатые рамки 44-ФЗ и разрешал тратить «где и сколько хочешь» только свои, заработанные деньги, а не те, что перечислены из бюджета. Предполагалось, что новые правило для «автономок» начнут действовать с 1 января 2017 года, потом с 1 апреля…

Сегодня невооруженным глазом видно, что закон буксует на федеральном уровне. Это означает, что сформировалась не только дыра в заборе, но и влиятельный круг лиц, который заинтересован в ее существовании. Получается, что в конкурсных и конкурентных процедурах в экономике страны (а бюджет ой какая крупная часть нашей экономики!) один ФАС и заинтересован. Но он тоже на бюджете. В такой ситуации государству надо честно признаться, что легче ликвидировать ФАС, чем навести порядок в госзакупках и извести «неправильных пчелок».

При этом учтите, что ФАС далеко не все известно про закупки автономных учреждений. Антимонопольщики не в состоянии дойти до каждого муниципального бюджетного учреждения и работают только по поступившим сигналам. А сколько сигналов про «неправильных пчелок» не дошло?

АУ!?

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора